:::: MENU ::::

Что репортер не знает о себе?

Читаю книгу Дмитрия Соколова-Митрича, российского журналиста, писателя и поэта, под названием «Реальный репортер. Почему нас этому не учат на журфаке?». Дмитрий – специальный корреспондент газеты «Известия» и заместитель главного редактора журнала «Русский репортер», кстати, одного из моих самых любимых изданий.

Поделюсь с вами соображениями по поводу советов репортерам, которые автор дал в книге. Честно сказать, многое из описанного Дмитрием успела испытать на себе. Поэтому этот пост – во многом подтверждение сказанного.

В репортажах меня интересуют люди – то, как они себя ведут, как выражают эмоции, что говорят. Их глаза и слова – в центре моего внимания. Так рождается атмосфера репортажа, его настроение. Редко удается писать по горячим следам, да и не всегда это полезно. Для новости – да, оперативность — прежде всего. А информации, собранной для репортажа, нужно дать время утрамбоваться. Обдумывание еще ни разу не навредила материалу. Дмитрий Соколов-Митрич пишет о том, что будильник – лучший друг репортера. Согласна. Утром строки ложатся быстрее и правильнее, а с вечера есть время все обдумать и построить композицию репортажа. Конечно, писать приходится и вечером, если материалы горят. Но закончить до конца вечернюю писанину все равно не удается. На опыте подтверждено, что то, что пишется в 5 утра, лучше того, что вымучивалось около полуночи.

Воровством эмоций у читателя грешат многие авторы, особенно провинциальных изданий. Как раз те самые охи и ахи, которых, по мнению Соколова-Митрича, быть в тексте не должно. Никаких ожидаемых ходов. Нельзя давать читателю опомниться, иначе он попросту перестанет читать.

К разговору о композиции. Именно она в репортаже – определяющая, а уже потом язык, подбор эпизодов и фактов. «Извилистая дорога» репортажа читается интереснее, чем движение «по прямой». А как строите композицию репортажей вы?

Проверено: закрытый блокнот и выключенный диктофон открывают в собеседнике приступ откровенности. Только делать это нужно не в начале разговора, а в конце. Когда вроде бы беседа закончилась, сказанное уже никак не фиксируется, начинается самое интересное. Здесь можно посоветовать тренировать память. Или быстро фиксировать интересные детали уже за закрытой дверью. Лично я диктофону мало доверяю, технике свойственно подводить. Но иногда это необходимо, если потом нужно подтвердить точность сказанного. Не люблю диктофоны и из-за муторной работы по расшифровке записи. Плохая тихая запись равна сорванному материалу. Поэтому всего лучше – блокнот. Записанное сразу легче анализировать и встраивать в тело репортажа.

«Жур­на­лист – че­ловек отс­тра­нен­ный. Осо­бен­но ре­пор­тер. В этом не ци­низм, а цен­ность ре­пор­тер­ско­го взгля­да».

Честно сказать, долгое время считала это недостатком. А у автора книги «Реальный репортер» это называется профессионализм. А я-то переживала.

«Мол­ча­ние – го­раз­до бо­лее эф­фектив­ный ме­тод поз­на­ния, не­жели го­воре­ние».

Я бы даже сказала – «молчаливое наблюдение». Чем меньше ты заметен, тем больше шансов, что тебя там как будто бы нет для людей, которые яростно о чем-то спорят. Сталкивалась несколько раз, когда моим присутствием в зале спорящих старались успокоить. «Прекратите кричать, в зале — пресса».

На этом пока закончу. Если вы заинтересовались книгой и теми советами, которые там написаны, прочитать ее можно по ссылке.


Поделитесь своим мнением о публикации

You must be logged in to post a comment.

error: Контент защищен!